Леонид Михелев
поэтические произведения, проза
романсы и песни о любви

Главная | Смерть Артура | Книга первая. Повесть о короле Артуре | Повесть о короле Артуре. Гл.5

Повесть о короле Артуре. Гл.5

Глава 5-1

Король разгневался сильней, чем прежде
И Уриенсу молвил королю:
«Сестра моя давно живёт надеждой:
«Я короля Артура погублю»!
Всё знать хотел бы о сестре своей –
Не состоите ль в сговоре вы с ней,
Чтоб погубить меня? А мой племянник,
Ваш сын Ивейн? Что ведаю о нём?
Однако вы конечно не изменник.
От Акколона знаю обо всём:
Моргана погубить и вас решила
И тем от подозрений отрешила.
Но сэр Ивейн… Я думаю о нём.

Он должен королевский двор оставить».
И был тогда отослан сэр Ивейн.
«Не дам кузена моего ославить,
Сказал, узнав об этом, сэр Гавейн.
Собрался, и уехали вдвоём
Самим ещё неведомым путём.
В густом лесу был монастырь старинный.
Там рыцари остались на ночлег.
Набраться сил перед дорогой длинной,
Печаль изгнанья пережить во сне.
А при дворе Артура все грустили
О том, что славных рыцарей лишились,
Желанных на пиру и на войне.

А те наутро слушали обедню,
Потом они в большой подались лес.
И в первый день пути приятный, летний,
При ярком свете голубых небес,
В долину въехали и видят там
Большую башню – ниши по углам,
Двух рыцарей в доспехах и верхами,
Двенадцать девушек – подвижный круг.
Легко ступая босыми ногами,
Они обходят дерево вокруг.
На дереве том щит подвешен белый.
И девушки, когда проходят, смело
Плюют на щит и грязью обдают.

К ним рыцари подъехали неспешно.
Спросили, в чём повинен этот щит,
Что так его поносят безуспешно
Кому несчастный щит принадлежит?
И девушки сошлись неспешно к ним:
«Мы вам сейчас всё дело разъясним!
Есть рыцарь в нашем крае благородный.
В бою искусен, доблестен, силён.
Но, словно дух бесплотный и холодный,
Девиц и дам не переносит он.
Мы все его за это презираем
И щит его, как можем, оскорбляем,
Чтоб гневом нашим был вооружён»!

«Впервые слышу, чтобы славный рыцарь
Девиц и дам, как этот презирал,
Промолвил сэр Гавейн. – Нет, не годится,
Чтоб с женским полом так он поступал.
Но если есть любовь на стороне
И он любим, и любит сам вдвойне?
Как имя рыцаря сего, кто скажет»?
«Сын короля Ирландии Мархальт»!
«Он мне знаком, – сказал Ивейн, – И даже
Встречались мы. Он крепок, словно сталь»!
Его я видел как-то на турнире.
Сильней бойца не знаю в целом мире!
Пред ним в бою никто не устоял»!

«Я вижу, благородные девицы, –
Промолвил сэр Гавейн, – всё неспроста.
И всё должно печально завершиться.
Ведь сэр Мархальт пожалует сюда.
Свой щит он непременно заберёт.
И на него немедля нападёт
Та пара рыцарей, стоящих с края.
На одного вдвоём! Так не пойдёт!
Такого я душой не принимаю.
Поддержку нашу сэр Мархальт найдёт»!
И рыцари отъехали немного.
Глядят, сюда несётся по дороге
Сам сэр Мархальт и правый бой начнёт.

И точно. Вот один стоявший рыцарь
Щит подтянул и громко закричал:
«Сэр Мархальт, защищайтесь»! А девицы
Помчались к башне, дикий визг подняв.
И сшиблись рыцари. Копьё разит.
Был нападавший в том бою убит.
Второй из них – печальный рыцарь башни,
Вослед за первым, бросился вперёд.
Но сэр Мархальт добыл победу дважды.
Второй обидчик больше не живёт.
И к дереву подъехал победитель –
Врагов злосчастных грозный истребитель.
Свой белый щит оплёванный берёт.

«За это надругательство отчасти
Я отомстил, – себе он говорит, –
Во имя той, что мне любовь и счастье,
Теперь носить я буду этот щит.
Твоей любви подарок дорогой,
Сей белый щит теперь всегда со мной»!
И белый щит на шею он повесил,
А старый щит – на дерево взамен.
И поскакал, не грустен, и не весел
От башни прочь дорогой перемен.
И наезжает прямо на Гавейна.
Ведь оба рыцаря – Гавейн с Ивейном
Свидетели его батальных сцен.

Короткий разговор. Они сказали:
«Мы рыцари Артурова двора.
В лесах мы приключения искали,
А в это место прибыли с утра».
«Ну, что ж, – сказал сэр Мархальт, – я, как вы.
Всем хватит места, а коням травы.
Ищу я приключений и сразиться
Готов немедля, кто б ни пожелал.
В бою победы должен я добиться.
Красивый, честный бой – мой идеал»!
И он от них отъехал для разгона.
Тут сэр Ивейн промолвил: «Нет резона
Сражаться с ним. Ведь всех он побеждал.

Не лучше ль нам идти своей дорогой»?
«Ну, нет! – ему ответил сэр Гавейн, –
Позор нам будет, вечная тревога,
Коль доживём до старости своей»!
«Что ж, ладно, – сэр Ивейн ему сказал,–
Вы не отступитесь, я это знал.
Но первым я пойду. Ведь я слабее.
Повергнут, буду – отомстите вы.
И сшиблись рыцари. И холодея,
Гавейн увидел, что Ивейн, увы,
Простёртый на земле с кровавой раной,
Копьё – в щепу! Был этот бой не равным!
Насмешкой был он мстительной судьбы.

А сэр Мархальт опять готов для боя.
Наизготовку длинное копьё.
И сэр Гавейн, отставив всё иное,
В упор седла копьё опёр своё.
Свой щит перетянул он наперёд.
Скорее в бой! В душе труба зовёт!
И ринулись и копьями друг друга
Ударили, что силы, по щитам.
Копьё сломалось, лопнула подпруга
И сэр Гавейн отброшен по кустам.
Но тотчас на ноги вскочил проворно,
Меч обнажил и с мужеством упорным
С Мархальтом он пошёл сражаться сам.

Сэр Мархальт стал конём теснить Гавейна.
«Сэр рыцарь, заявил ему Гавейн, –
Вам нужно спешиться, не то немедля
Я заколю коня рукой своей.
«О, грамерси, – ответил сэр Мархальт, –
Манерам я всегда учиться рад!
Негоже, чтоб один из нас сражался
Верхом на боевом коне. Другой,
Что волей неба пешим оказался,
Вдвойне своей рискует головой»!
Он спешился, щитом загородился,
Достал свой меч и бой возобновился.
Бескомпромиссный, беспощадный бой.

Они, ярясь, ударили мечами.
Да так, что затрещали их щиты.
Разрублены кольчуги над плечами,
В крови трава, окрестные кусты.
Пробиты шлемы. Раны глубоки.
Но от победы оба далеки.
А сэр Гавейн был в детстве заколдован.
С утра и до полудня сила в нём
Утраивалась, уменьшаясь снова,
Под вечер, затухающим огнём. 1
Возросшей мощи сэр Мархальт дивился,
Но, ни на шаг не отходя, рубился,
Удары нанося своим мечом.

Но сэр Гавейн совсем ослаб под вечер.
Мечом едва атаки отражал.
А сэр Мархальт, довольный этой встречей,
Всё радостней и резче наступал.
И сэр Мархальт тогда ему сказал:
«Я вижу, сэр, задор у вас пропал.
Я убедился – рыцарь вы прекрасный.
Я на себе удар ваш испытал.
Но продолжать сражение опасно.
Вас изувечить я бы не желал.
Ведь я же вижу, что на самом деле
Вы к вечеру изрядно ослабели,
Вражды никто из нас ведь не искал»…

«О, благородный! – сэр Гавейн ответил, –
Мои слова сказали вы сейчас!
Пусть ранен я, но друга ныне встретил.
Мы дружбу утвердим ещё не раз»
И сняли шлемы. В ножнах их мечи.
А клятвы в вечной дружбе горячи.
И сэр Мархальт двух рыцарей усталых
К себе домой на отдых пригласил.
И поскакали, радуясь немало,
Гавейн с Ивейном из последних сил.
Гавейн сказал Мархальту по дороге:
«Девицы, дамы все они в тревоге:
«Наш рыцарь ни одну не полюбил,–

Твердят они, – И нас он ненавидит»! –
Неужто это правда и они
Вас ненавистником всех женщин видят?
Большая это редкость в наши дни»!
«Нет, сэр! На самом деле всё не так, –
Сэр Мархальт отвечал.– Я им не враг!
Лишь девушки из башни так считают.
Прозвали ненавистником меня.
Но ведь они меня почти не знают,
А я живу, скучая и любя
Лишь ту одну, что щит мне подарила.
Но многие из них волшебной силой
Влекут и манят, рыцарей губя»!

Проехали они ещё немного
И небольшой минули монастырь.
А за леском закончилась дорога.
Полей холмистых развернулась ширь.
Здесь сэр Мархальт построил светлый дом.
«Ну вот, – сказал он, – здесь и отдохнём»!
Лишь спешились, как дамы и девицы
Доспехи снять им ловко помогли.
Их раны осмотрели. Две сестрицы
За снадобьями нужными пошли.
Приём их здесь радушный ожидал.
Когда же сэр Мархальт от них узнал,
Что оба из Артуровой земли,

И, что племянники они Артура,
Тогда-то постарался он, как мог.
Уж такова у рыцаря натура –
Король Артур ему и царь и Бог!
Здесь рыцари неделю провели.
Окрепли и в дорогу собрались.
Они надёжно залечили раны.
И снова приключения их ждут.
Неспешно снарядились утром ранним.
До расставанья несколько минут.
Тут сэр Мархальт сказал: «Вас провожу я.
Чтоб через лес вам ехать, не рискуя.
В нём иногда нас злые силы ждут».

******************************
1. Один из сохранившихся в повествовании Мэлори мотивов волшебной сказки. А во Французской Книге перечисляются те рыцари, которые одерживали верх над сэром Гавейном, несмотря на всю его втройне возраставшую мощь, и то были: сэр Ланселот Озерный, сэр Тристрам, сэр Борс Ганский, сэр Персиваль, сэр Пелеас, сэр Мархальт — эти шестеро рыцарей одержали победы над сэром Гавейном.

 

Вверх